Дендрологические наблюдения в Восточной Пруссии

Дендрологические наблюдения в Восточной Пруссии

29.08.2022
Количество показов: 580
Летом 2022 года архивариус Калининградского зоопарка Светлана Колбанева обнаружила в интернете уникальные документы — оцифрованный ежегодник Германского Дендрологического общества.
В 1922 году общество организовало свой ежегодный съезд в Восточной Пруссии. В отчете для ежегодника члены общества довольно подробно описали самые заметные дендрологические коллекции региона. 
В этой статье вы найдете переведенные выдержки с общим описанием флоры Восточной Пруссии и дендроколлекций Ботанического сада и Кёнигсбергского зоопарка. В русском переводе текст публикуется впервые. Будет интересен всем, кто интересуется историей края.

Германское Дендрологическое общество (Deutsche Dendrologische Gesellschaft) – это некоммерческое объединение, основанное в 1892 году для «лиц, для которых важным делом является сохранение, уход, насаждение и распространение деревьев и кустарников», как сказано в его уставе. В настоящий момент насчитывает около 1300 членов.

Дендрологические наблюдения в Восточной Пруссии.
Автор доктор наук граф Фриц фон Шверин, г. Вендиш-Вильмерсдорф
(Dr. Fritz Graf von Schwerin, Wendisch –Wilmersdorf)

В 1921 году, во время подготовки этой ознакомительной поездки ГДО в Восточную Пруссию, я сделал многочисленные дендрологические наблюдения, которые заслуживают того, чтобы поделиться ими с членами Общества. Те, кто ещё не знаком с Восточной Пруссией, обычно представляют себе этот замечательный немецкий край иначе, чем он есть на самом деле. 

Сельское хозяйство процветает здесь в таком виде, который можно найти разве что в Золотой долине (Goldene Aue) к югу от гор Гарц. Глядя на деревья-великаны в здешних лесах, в том числе и на юге края, где уже нет влияния морского климата, не заметишь следов холодных зим; с удовлетворением можно принять к сведению, что люди тут не замерзают десятками каждый день и волчьи стаи не бродят по улицам. Тамошний национальный напиток «Восточнопрусское майское питьё» (ориг. der Ostpreußische Maitrank) готовится по старинному проверенному рецепту «Ром – обязательно; сахар – возможно; вода – фу, нет!» и в мгновение ока завоёвывает сердца новоприбывших. Жителей Восточной Пруссии отличают раздольное гостеприимство и тёплый, открытый подход... Здесь живётся хорошо.

Tilia cordata, липа мелколистная (также липа сердцевидная, липа сердцелистная) - это порода, которая лучше всего растёт на всех видах почв в Восточной Пруссии. Её можно встретить повсюду, вплоть до громадных экземпляров, самый могучий из которых, вероятно, можно увидеть на острове Упальтен близ Ангербурга (ныне о. Упальты, г. Венгожево, Польша).

Fraxinus excelsior, ясень, формирует такие же великолепные стволы, но требует лучшей почвы, чем липа.

1913_Вид на ручей и склон с Музыкальным Павильоном и Медвежатником_фото из Газеты Кёнигсбергского зоосада № 64 1913.jpg

Вид на ручей и склон с Музыкальным Павильоном и Медвежатником. Фото из Газеты Кёнигсбергского зоосада № 64 1913 г.

Fraxinus pubescens, американский красный ясень (также ясень шерстистый, пенсильванский, ясень Зибольда), очень часто высаживается вдоль дорог, также опытные посадки проводились в лесах; здесь он ведет себя совсем иначе, чем в Центральной Германии, где он значительно превосходит местный ясень по высоте и приросту древесины при тех же почвенных условиях. В Восточной Пруссии он пышно разрастается в течение десяти-пятнадцати лет, а затем, как правило, отстаёт от местного ясеня. Причина этого, возможно, заключается в более сильных холодах и коротком вегетационном периоде.

Quercus pedunculata, как ни странно, растёт в восточнопрусских лесах и ствол вырастает столь же прямым, как и у Quercus sessiliflora (Quercus robur). Постоянно возникает впечатление, что перед вами именно последний. Я сделал множество проб и обнаружил, что в Восточной Пруссии высота и габитус обоих видов дуба совершенно одинаковы: одноствольные, прямоствольные, за исключением, конечно, тех мест, где дерево с самого раннего возраста стояло на свободном пространстве и, как все деревья в таких случаях, с течением времени разрослось во все стороны. Однако, поскольку нигде в Восточной Пруссии мне не довелось встретить монопосадки этих культур, но всегда приходилось видеть смешанные посадки обоих видов, я считаю вполне вероятным, что плодоносящие деревья с прямыми стволами - это не чистые Quercus pedunculata, а бастарды двух этих видов, если не все, то подавляющее большинство. Многочисленные древние дубы в Гросс-Штайнорте (ныне Штынорт, Польша) с обхватом ствола 5,6 м (невероятное зрелище!) - все это чистые Quercus pedunculata.

Betula-Bastarde (B. verrucosa X pubescens) также встречается очень часто, особенно в качестве придорожных посадок. Эти гибриды берёзы можно сразу узнать по плотной, крупнолистной кроне, не провисающим ветвям, а также по довольно корявой нижней части ствола. Обратный бастард этих двух видов встречается реже, у него свисающие ветви, более мелкие и заострённые листья, ствол почти без коры.

1930 прибл_обзорная башня_пруд_автор источник неизв.jpg

Обзорная башня и пруд Кёнигсбергского зоосада, прим. 1930 г.

Salix alba, серебристая ива, встречается в Германии повсеместно, в том числе и здесь, в виде очень старых экземпляров с толщиной ствола до 5 м; это одно из самых красивых и живописных деревьев в Германии, которым, к сожалению, почти не уделяется внимания в новых посадках. В прежние времена подобные гигантские экземпляры можно было встретить повсюду. Помню, в мои самые ранние школьные годы, во второй половине 1860-х годов, я наблюдал их старые стволы на пологих песчаных берегах реки Шпрее в Берлине, там, где сейчас располагается театр имени Лессинга (Lessingtheater), на старом Вайдендамме (букв. Ивовая дамба), о котором до наших дней свидетельствует Вайдендаммский мост (Weidendammer Brücke, букв. Мост Ивовой дамбы, Вайдендаммер Брюкке).

Malus silvestris и ещё чаще Pirus communis, дикие яблоневые и грушевые деревья, хотя в основном это отдельно стоящие экземпляры, встречаются повсюду – совершенно роскошные. Одно ирз таких старых грушевых деревьев стоит рядом с кладбищем графа цу Дона в Вальдбурге (пос. Прибрежное, рядом с Калининградом).

Hippophae rhamnodes, облепиха или прибрежный тёрн, песчаный тёрн, широко распространена по всему побережью. Её серебристо-серые мелкие листья, похожие на ивовые, приятно контрастируют с плотными скоплениями близкопосаженных друг рядом с другом оранжево-красных плодов, из-за чего она является ценным парковым кустарником, однако всегда в соединении с другими видами. Если сажать её как отдельное растение, то она вырастает слишком крупной (громоздкой).

Picea pungens - это хвойное дерево, которое в Восточной Пруссии растёт хуже всего, что в парках, что на малых опытных делянках в лесном хозяйстве. Здесь она выглядит очень слаборослой, часто странным образом отмирают нижние ветви; вероятно, это связано с воздействием сильных наземных морозов (мороз на уровне почвы), поскольку вряд ли это можно объяснить чем-то иным.

Pinus strobus, веймутова сосна (Weymouths-Kiefer), в целом поражена пузырчатой ржавчиной (букв. Blasenrost) и вымирает. Поэтому её нигде более не сажают.
Viscum album, омела – в Гердауэне я наблюдал отдельные её экземпляры на arpinus betulus, на белом буке, а также на Acer dasycarpum, Acer rubrum и на Robinia pseudacacia.

Плодовое хозяйство находится на пике своего расцвета. На латифундиях (крупные землевладения) обычно располагаются обширные плантации фруктовых деревьях, в основном старых, как видно по необычно мощным стволам. Такие растения, выросшие в полную силу, часто дают огромные урожаи. В поместье Арклиттен ежегодно собирают в среднем 1200-1500 центнеров (в Восточной Пруссии и других регионах Германии центнер в XIX – начале ХХ века был равен 100 фунтам или 50 кг! – прим.перев.) яблок, в поместье Гердауэн - 400-600 центнеров. Неурожаев почти никогда не бывает, так как из-за более позднего начала вегетации цветение здесь начинается только после трёх "Дней Ледяных святых" (по древнему европейскому поверью, распространённому во многих германских провинциях, «дни ледяных святых» - это период в середине мая, чаще всего с 11 по 13 мая – прим.перев.) и уже не страдает от неожиданных поздних заморозков. Стоит отметить приятную неожиданность: кровяная вошь (букв. Blutlaus, Eriosoma lanigerum, кровяная тля) в восточных регионах Восточной Пруссии неизвестна.

К сожалению, кража зелени (нем. Bindegrün-Diebstahl- вероятно, речь о краже зелёных хвойных веток; возможно, речь о вьющихся зелёных растениях) здесь ещё более распространена, чем даже вокруг Берлина, и естественно, вблизи крупных городов особенно заметна. Не слишком защищённые хвойные деревья уродуются самым печальным образом, причём воров не пугают даже расстояния в несколько миль.

Ботанический сад университета Альбертуса в Кёнигсберге
Автор: профессор, доктор Абромайт, Кёнигсберг (Prof. Dr. Abromeit, Königsberg i. Pr.)

История.
Когда в 1809 году на медицинском факультете университета Альбертуса была учреждена должность профессора ботаники, исполнять её призвали молодого медика и ботаника, доктора медицины Фридриха Швайггера (Dr. med. Friedrich Schweigger) из Эрлангена, которому была поставлена задача «создать ботанический сад наиразумнейшим образом с тщательным применением всех полученных зданий и опыта и содержать его под постоянным надзором в надлежащем порадке».

Тремя годами ранее король Фридрих Вильгельм III (König Friedrich Wilhelm III.) выкупил у заслуженного военного советника Шефнера (Kriegsrat Schefner) сад и виллу, расположенные на северо-западной окраине города, и передал их в дар университету. Вероятнее всего, по настоянию известного ботаника и советника медицины, профессора доктора Карла Готтфрида Хагена (Professor Dr. Karl Gottfried Hagen) было определено, что эта территория послужит основой для создания ботанического сада, о котором говорили уже несколько лет.

Весной 1810 года вновь назначенный профессор Швайггер приступил к работам по разбивке сада с помощью садовника Финтельманна (Fintelmann), приглашённого из Берлина. Однако оказалось, что Шефнеровский сад слишком маленький. Пришлось присоединить к нему соседние участки земли, площади и некоторые улицы, что вызвало множество сложностей, но к 1818 году проблему удалось решить. За счёт приобретения дополнительных участков площадь увеличилась до 12 моргенов 142 рутов (старопрусские меры длины), и с помощью садовника Герекке (Gerecke) удалось разбить здесь ботанический сад, а также построить четыре оранжереи и дом для садовника. Затраты на все эти сооружения составили 14 523 талера 29 грошей.

К сожалению, основателю не довелось принять участие в дальнейшем развитии юного ботанического сада. Начиная с 1811 года, Швайггер неоднократно путешествовал в Швецию, Данию, Англию, Францию и Италию. Путешествие в Грецию, пролегавшее через Сицилию, стало для него роковым. По дороге из Палермо 23 июня 1821 года сицилийский извозчик напал на него и убил. Учёному было всего 38 лет. Друзья воздвигли ему памятник посреди ботанического сада, перед его квартирой, под липами и грабами, который в 1881 году был отремонтирован Каспари (Caspary), на нём красуется надпись на латыни: Memoriae Aug. Friedr. Schweiggeri hortorum conditoris optime meriti posuit amicorum pietas MDCCCXXIV (в память об Авг.Фрид. Швайггере, основателе ботанического сада, от скорбящих друзей, 1824). 

1919_штемпель_Овраг ручья Фрайграбен_от Быченко аверс.jpg

Овраг ручья Фрайграбен. Из архива А. Быченко, 1919 г.

Первоначальные посадки были бессистемными. Главным считалось культивировать как можно больше растений на грядках и клумбах, расположенных в геометрическом порядке. Об этом свидетельствует список 1812 года, в котором перечислено 2367 видов, причём это количество в последующие годы было удвоено и приумножено. Лишь в 1821 году, при директоре профессоре докторе Эйзенхардте (Professor Dr. Eyssenhardt), был опубликован список семенного материала, за которым каждый год следовали новые.

При директорах профессоре докторе Эрнсте Мейере (Professor Dr. Ernst Meyer) (ум. 7. 8. 1858) и профессоре докторе Роберте Каспари (Professor Dr. Robert Caspary) (ум. 18. 9. 1887) площадь сада увеличилась и составила чуть больше 15 моргенов (около 3,75 га). Недавно, в пору директорства профессора доктора Люрссена (Professor Dr. Luerssen) от территории сада, к сожалению, были отрезаны немалые площади – из-за пристройки для расширения химико-фармацевтической лаборатории, находящейся рядом с главным входом, а также для расширения отделения гранулёза, примыкающего с юга, так что теперь его приходится причислять к небольшим ботаническим садам Германии, хотя он превосходит большинство из них своим разнообразным холмистым рельефом.

Здесь есть группы старых, высоких деревьев, например, вблизи ботанического института, которые ещё помнят времена основания сада, поскольку они росли ешё в Шефнеровском саду, в тот период, когда под их кронами отдыхал Кант во время своих визитов в дом Шефнера. Вероятно, с тех далёких времён здесь остались виды иностранных древесных Robinia pseudacacia рядом со старой тисовой изгородью, старый конский каштан, а также Prunus mahaleb к югу от института и огромный Populus monilifera вдоль Финкенганга (нем. Finkengang). Большой кавказский крылатый орех (нем. große kaukasische Flügelnuß - Лапина ясенелистная), неоднократно повреждённый ураганами, датируется 1835 годом и до сих пор стоит в юго-восточном углу сада.

Мы покинули Ботанический сад через западные ворота и прошли мимо обсерватории через «Народный сад» (Volksgarten), где мы смогли увидеть
Populus monilifera, обильно усыпанный Viscum album;
Alnus incana, также с омелой (большая редкость!);
Alnus glutinosa x A. incana, и многие другие деревья. После пятнадцатиминутной прогулки мы пришли в...


Кёнигсбергский зоосад

...или Зоологический сад, который также очень богат зарубежными растениями. Особенно бросается в глаза роскошная Picea pungens columnaris...

Далее воспоследует список прекрасной коллекции экзотических растений, высаженных в зоосаде. Экскурсию вёл обер-садовник господин Шэфер (Obergärtner Schäfer).

2022-08-31_15-18-01.png

2022-08-31_15-18-42.png


Союз Кёнигсбергского зоосада (Der Königsberger Tiergarten-Verein) был основан 1 августа 1895 года, а зоосад открылся 21 мая 1896 года, после того как в 1895 году на этой местности состоялась Северо-Восточногерманская ремесленная выставка, руководитель которой, господин тайный советник Клаас был соучредителем и первым директором Кёнигсбергского зоосада.

Садовые сооружения были выполнены по указаниям тайного советника Клааса, их соорудили садовые техники Модел (Model) и Вихулла (Wichulla), поголовье животных было приобретено в мае 1895 года (ошибка автора, в действительности животные были приобретены и доставлены весной 1896 года – прим.перев.) у фирмы Карх Хагенбек-Гамбург (Carl Hagenbeck-Hamburg). В первый год существования сада зоологическим консультантом здесь трудился господин доктор Иоганнес Мюллер-Либенвальде (Dr. Johannes Müller-Liebenwalde).

1938 и позднее_общ дом фонтан_вид с обзорной башни_источник неизв.jpg

Вид на общественный дом и фонтан с обзорной башни, прим. 1938 г.

В зоосаде находится в высшей степени достойный осмотра Восточнопрусский музей родины (этнографический музей, музей народного зодчества).

Здесь представлены строения и сооружения с древнейших времён до Нового времени.... Руководителем этого музея родины является профессор Детлефсен (Prof. Dethlefsen), по должности консерватор в провинции Восточная Пруссия, который был так добр, что лично провёл для нас экскурсию и доложил очень интересные пояснения по отдельным строениям.

Восточнопрусский Союз рыболовства (Der Ostpreußische Fischerei-Verein) организовал на территории зоосада рыборазводню, которая, однако, в соответствии со своей целью, становится доступна для публичного посещения только на несколько месяцев весной.

Зоосад популярен также как место отдыха и, кроме превосходных полей для лаун-тенниса и велогоночного трека для спортивных занятий, летом предлагает посетителям ежедневные прекрасные концерты первоклассного оркестра.

Перевод и редактура Колбанёва С.Б.,
научный сотрудник отдела просвещения
Калининградского зоопарка

//